?

Log in

Previous 10

Feb. 3rd, 2016

(no subject)

Мою бабушку, Марию Алексеевну, в последний раз я видела, когда мне было 27 лет. Просто приехала к ней ненадолго повидаться. Целыми днями мы сидели в самой большой комнате её дома, где в лучшие времена на стенах красовались ярко-красные обои с наклеенными поверху голубыми цветами (бабуля вырезала их сама). Я протирала посуду в серванте, а бабушка рассказывала и гладила кота. Она говорила про все – соседей, сериалы, что-то вспоминала из молодости, иногда дедушку, хвалилась своими квартирантами, перечисляла количество заготовленных банок в погребе. Это были прекрасные дни – для меня дни отдыха, для бабули просто дни жизни. Поэтому я так удивилась, когда вечером перед моим отъездом бабушка обняла меня и вдруг сказала: «Хорошая ты, такая хорошая, но такая несчастная»… Сначала я растерялась, но потом поняла – это она про замужество. Сама бабуля вышла замуж в 16 лет и до смерти дедушки никогда одна не оставалась, а прожили вместе они долго. К тому же в молодости была красавицей и модницей. Рассказывать о своих поклонниках не очень любила, поскольку считала себя выше «выше этого». Но фотографии, шкаф, набитый нарядами послевоенной поры, и особенно рассказы двоюродных теток с лихвой компенсировали её сдержанность. Ясно было, что бабуля была «ух»! И в юношестве, примеряя перед зеркалом ошередно платье 60-х годов, сплошь расшитое люрексом, мне было всегда немного грустно, почему же я не такая красотка, вот бы мне тоже «ух»!
Бабуля не дожила год до моей свадьбы (весьма демократичной и опять де вряд ли совпадавшей с ее представлениями об идеальном замужестве), а мои сожаления по поводу «ух!» и жажда лавров бабулиной популярности тоже давным-давно утратили актуальность. И вот год назад мне пришлось выйти на работу в туристические автобусы, где (не знаю уж почему) очень много бывших югославов – сербов, боснийцев, хорватов. Мне было необходимо быстро освоить главные туристические маршруты Вены, классические и не очень, чтобы сдать последний экзамен и получить лицензию гида, поэтому пришлось общаться весьма активно. Потом я все выучила, и оставшееся время до экзамена мы просто болтали, потом сдала экзамен и в ожидании диплома уж даже книжки читала на работе, а иногда в зимний бестуристический сезон даже вязала крючком ангелов к Рождеству. Сербы всегда, относились ко мне мило, я же была вся в своем экзамене и только через полгода, подведя баланс приглашений выпить кофе и осознав, что мой словарный запас сильно пополнился сербской «любовной лирикой» в духе - нежан, лепа жена и даже смотанка – мне показалось, определенной популярность у сербов я пользуюсь. Тут уж я стала наблюдать вовсю. Оказалось, симпатия эта чистая и незамутненная – не оттого, что я ответственный коллега и со мной легко, не оттого, что я хороший собеседник и умею слушать или, скажем, просто приятный человек – нет! Все оттого, что я страсть какая красота и вообще женщина необыкновенная))) Так почти на сороковом десятке случилось мое «ух»! Вчера, когда я озвучила, что скоро ухожу, моя телефонная книга пополнилась почти на десяток телефонов)))) Думаю, моя гордая бабуля была бы «выше этого», но мне было очень приятно)))

Dec. 20th, 2015

(no subject)

Восемь лет в моей жизни не случалось такого знаменательного события как корпоратив. И вот – та-дам - сегодня это самое событие, почти неизменно сопряженное с работой, на которую принято ходить, пережито. Корпоратив в туристической компании – международный симпозиум в чайном стакане. Тут тебе и немцы, итальянцы, испанцы, русские, турки, греки, все Балканы в мельчайших подробностях, Египет, Мексика, Перу и т.д. Изредка даже австрийцы водятся. Мой любимый вариант (это личное в силу семейных отношений) греко-турок. Все никак не решаюсь спросить, как же он живет с таким единством противоположностей. По повадкам, жестике, манерам – вылитый грек, но мусульманин.
Постепенно какие-то выстроенные в повседневном общении преграды стираются, за ними открывается энтропия личных симпатий. Тщательно скрываемые изо дня в день эти симпатии вдруг обнажаются на короткий миг нескольких корпоративных предрождественских часов, считай минут, с учетом того, что завтра снова уже придется погрузиться в привычную рутину. Вот Д. будто не заметно подсел к З. и положил ей руку на плечо. Та вроде бы и не против, но принято считать, что Д. не комильфо. Почему – большой вопрос, может я и не знаю чего, однако, мнение закреплено большинством голосов и оспариванию не подлежит, а З. не из тех, кто против течения. Потому ей приходится разыгрывать сложную игру, отдаляясь, поощряя, ухитряться кокетничать, почти повернувшись к нему спиной. Вот А. ходит хвостом за Д., а так они даже словом друг с другом не перекинутся. Люди пришли, расселись механически на свободные места за столами, а через час рисунок калейдоскопа перестроился, почти все углы сгладились, будто корсаж ослабили, отпустили невидимые нити. Мне интересно, я в калейдоскопе или нет? Когда я пришла полгода назад, все к экзаменам готовилась, читала каждую свободную минуту, прям зомби, было не до общения. Теперь экзамены сданы, а это прямой билет на вылет. То есть я все же не в калейдоскопе. Хотя здесь останется несколько милых душе образов. Очень наивная (даже удивительно сыграть так невозможно) Мерседес из Андалусии, но настолько искренняя, что рядом ней просто тепло и спокойно. Пабло – просто мой типаж (длинные волосы и борода из цикла назад в будущее - вперед в прошлое, у меня их целый мемуариум), гражданин мира, пять родных стран – пять родных языков, плюс добрая улыбка. Болгарка с образованием оперной певицы и прикидом готической бунтарки, с ней весело. Вообще же с годами стала замечать, что мне доставляет удовольствие и радость, просто смотреть на людей, как в музее, будто отмечаешь картины для обзорной экскурсии.

Jul. 13th, 2015

(no subject)

Судя по тому, что вчера просто так, без видимой на то причины, меня накрыла своим непрозрачным крылом тихая хандра, событий для одной половинки лета набралось слишком много. Начиная от новой работы, куда впервые за последние восемь лет надо все же ходить и общаться там с людьми, заканчивая переездом и таким забытым состоянием "спим на картонных коробках". Пожалуй, сломили меня таки эти самые картонные коробки, хоть и процесс переезда в пустую квартиру без мебели мне приходилось переживать уже не раз и даже в гораздо менее оптимистичных ситуациях (а сейчас как раз наоборот, все очень даже ничего), видно, что-то там нажало на какие-то там рычаги воспоминаний.
Все это еще странным образом совпало со смертью Валерия Яковлевича или Валерика. Валерик - это запойный пьяница-художник из моей московской коммуналки, умевший время от времени принять весьма приличный вид. Этим самым видом он сумел дезинформировать и нас, купивших чудесную комнату в квартире с пресловутым Валериком. Потом много происходило всякого. С частотой раз в два месяца Валерик уходил в запой, квартира превращалась в бомжатник, хоть не дрался и на том спасибо. Но все равно комнату, как оказалось, я сильно полюбила. Она была и остается своего рода для меня моим собственным символом исполнения самых несбыточных мечтаний. Теперь я уж там давно не живу и продать её мешало только присутствие Валерика - не хотелось никого вводить в заблуждение и передавать по наследству такой "подарок". Сейчас путь открыт, продавать можно, но это как жернова огромной мельницы, к которым и подступиться даже боязно, они размельчат в прах столько сентиментальных воспоминаний и оборвут последние призрачные ниточки-связи с людьми, давно уже превратившихся в призраков. Какие же это однако милые сердцу призраки. Не подозревала до этого момента, что комната оказывается существует в моем мозгу как некий "ключ", активирующий добрые воспоминания.
Новый наш дом с сюрпризом, точнее со статусом "Denkmalschutz", охраняемый памятник архитектуры. Если бы в Москве сталинки объявили бы памятниками архитектуры - был бы наш нынешний дом. Главное его достоинство - идеально-мамский вид на детскую площадку из кухни и Ваниной комнаты. То есть при желании Ваня мог бы из окна на нее выпрыгивать. Но, к счастью, этаж хоть и первый, зато с высоким цоколем. Свой собственный образ идеального жилища всегда накладывает отпечаток, поэтому отчасти, да и по времени мой нынешний дом сильно соответствует московскому. И все же арифметический результат всех этих может и надуманных мной контаминаций сплин и хандра.

May. 23rd, 2015

(no subject)

После долгого весеннего марафона-ученичества решила устроить себе каникулы в несколько дней – пошить-повязать, посмотреть слезно-любовные фильмы. Есть такой старый турецкий сериал 80-х годов из цикла «для девочек» - «Королек – птичка певчая». Когда-то в юношестве я читала эту книгу, теперь решила посмотреть, как же все это представляют себе сами турки. Нашла вариант на турецком с русскими титрами, и результат оказался для меня очень интересным. Оказывается в турецкой и греческой культуре столько много общего в эмоциональных реакциях.
Мне всегда не давало покоя греческое «Айде». Это что-то вроде междометия, которое произносят в момент наивысшего возмущения. «Айде» на самом деле особое состояние, его мало просто сказать, надо закатить или еще лучше выпучить глаза, риторически потрясать руками, покачивать головой и произносить (скорее выкрикивать) нараспев АЙЙЙ-ДЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭ!!! Вписанный в культуру человек, знающий о чем идет речь, реагирует мгновенно, загорается быстрее спички. «Айде» - прекрасное начало большого смачного скандала. Обычно Айде идет в паре с «христьяне му» (христианин мой). «Айде, христьяне му» - приблизительно означает: «А еще христианин!», то есть поведение абсолютно не соответствует всем человеческим стандартам… И вот это же «Айде, мусульманин!» есть и у турок! Причем с тем же самым мимическим и интонационным сопровождением. Прелесть просто. И еще вместо отрицания – причмокивание. Это тоже такая мимическая концепция, которой я нигде, кроме Греции, прежде не встречала, вот теперь турки тоже. Здесь в Вене от сербов тоже как-то «Айде» слышала, правда, в шутливом не в классическо-патетическом контексте.

Apr. 17th, 2015

(no subject)

Есть такой период в истории Вены - "Красная Вена" называется. Когда почти сразу после установления Первой республики социал-демократы возглавили магистрат Вены. У них было ооочень много проблем, и самая главная из них - проблема жилья. Решали ее строительством мега-квартирных блоков. Отдаленно они напоминают московские проекты домов-коммун, но все же не так жестко. В смысле не было обязательных общественных кухонь и общественного быта. Но концепция все же жилья все же в основе строилась на коммунальных основах. В идеале человек должен был покидать подобный дом только ради работы. Все остальное - магазины, детские сады, прачечные, залы для проведения досуга - находилось в одном доме. Они были и есть огромные. Самый известный ихних Карл-Маркс-Хоф славится своей протяженностью в один километр, когда к власти пришли австрофашисты, в его дворах социал-демократы возводили баррикады.
Сегодня нам дали квартиру в таком мега-доме. То есть я её еще не видела, но уже предвкушаю. Он построен даже раньше пресловутого Карл-Маркс-Хофа в 1927 году. Сама постройка величиной в целый квартал, почти десяток внутренних дворов, скульптурное оформление с обнаженными вьюношами и девами, пропагандирующими полезность и культуру спорта. Бывший зал для сбора рабочих теперь превращен в театр (неплохой даже, судя по рекламе). Все стены, как в орденах, увешаны памятными табличками с пречислением заслуг, проживавших здесь когда-то активистов от социал-демократов. Зато в десяти минутах езды на велосипеде - Дунай, а с противоположной стороны Бельведер, в другую сторону можно даже до Ринга пешком добраться. Одним словом, в понедельник буду звонить в магистрат, чтобы договариваться смотреть квартиру. Вся в предвкушениях)

Apr. 16th, 2015

(no subject)

Мама одержима идеей научиться водить машину. Как я думала, просто на бытовом уровне из разряда мечтаний. Сегодня строчит она на швейной машинке и так задумчиво сама с собой разговаривает: Надо бы устроиться полы мыть в метро... Спрашиваю её - зачем? Она же вполне серьезно: Там же люди машиной моют, вот и будет первая практика! Как прекрасно, что все же она не знает немецкого, иначе точно пошла бы пробовать, расширять границы познания.

(no subject)

Не знала, что социальное страхование и страхование вообще занимает такой огромный блок жизненного пространства общества. Даже на выплату налогов нет так называемого "фиксированного минимума", а на пенсионное страхование и на страхование здоровья есть. Особенно прекрасна статья "страхование от несчастного случая", которая подразумевает несчастный случай только на работе, а если еще хочешь дома чувствовать себя безопасно, тогда - дополнительная страховка. При этом государство обеспечивает только "базовый пакет", необходимый для самого-самого. А вот если еще нужны какие-нибудь специальные врачи, надбавка к пенсии и т.д. - снова следующие выплаты.
В этой многоступенчатой системе, которая функционирует великолепно (подтверждение тому безупречно налаженное действие всех социальных структур), я впервые ощутила необходимость современного общества везде чувствовать себя защищенным. С одной стороны зона полного комфорта, а с другой полный регламент этого комфорта. Ты мало что можешь сам выбрать, ты обязан обеспечивать себе пенсию, пусть даже вдруг подумаешь, на фиг она тебе необходима, или давать взносы на прививки, хоть и не хотеть их делать и т.д.

Apr. 12th, 2015

(no subject)

Все недоумевала, почему здесь часто на дверных табличках обыкновенных жилых квартир или даже дверных звонков рядом с именем указывается профессия и степень, если таковая имеется. Мне казалось, этот такой вид личной гордости за себя родимого. Оказывается - нет. Это законное предписание для всех "амбулаторных" профессий. Тех, у кого нет офиса, но тем не менее они занимаются предпринимательской деятельностью. Тогда квартира по закону считается их "офисом" и туда приходит деловая корреспонденция, счета и т.д.

Apr. 11th, 2015

(no subject)

Все же жизнь полна занимательных курьезов. Узнала сегодня в Магистрате, что в конечном результате мне надо будет как гиду-искусствоведу получить особое удостоверение, которое получают в Австрии только соответственно гиды-искусствоведы и.... частные детективы))))

Apr. 7th, 2015

Императорский склеп.

В сравнении с гробницей Максимилиана в Инсбруке, где на весь центральный неф растянулся парад монарших предков, или с каменной тумбой Фридриха III (в соборе святого Штефана) усыпальница Габсбургов при церкви капуцинов кажется даже скромной, ну или мне так кажется. Самый известный саркофаг здесь - двойной саркофаг Марии Терезии и её супруга Франца Штефана Лотарингского, где они оба сжимают один единственный жезл, как знак единства, любви, семейной гармонии (у них, действительно все было хорошо). Мои фавориты все же Карл IV и его супруга Елизавета Кристина. По углам саркофага императора красуются очень выразительные черепа с коронами, принадлежавших императору земель, а у императрицы - скорбящие гении, чьи лица закрыты вуалью.
Tags:

Previous 10